Неопубликованные произведения участника Сталинградской битвы Владимира Большакова

 

“Еще будучи в Сталинградских окопах, я загадал: если уцелею в этой страшной войне, то всю оставшуюся жизнь буду рассказывать людям о своих товарищах по оружию…”

Это цитата нашего с вами земляка, Владимира  Большакова (1924-2001), члена Союза писателей России, Почетного гражданина Новомосковска с определением «За большой вклад в общественную и культурную жизнь города».

Поэт, прозаик, публицист. Владимир Большаков — участник Сталинградской битвы. Участвовал в боях на Донце, Днепре и Буге в составе истребительного противотанкового артполка РГК. Награждён орденами Славы III степени и Отечественной войны I степени, медалью «За отвагу», другими медалями.

Владимир Александрович активно занимался литературным творчеством. В разные годы вышли сборники стихов и прозы: «Солдатское счастье» (1962), «Одна семья» (1968), «Материнский упрек» (1969), «Половодье» (1970), «Песня об Ольховке» (1974), «И мама, и папа, и дедушка мой» (1975). В 2002 году, уже после смерти писателя, выходит книга «Сполохи памяти» — своеобразное подведение творческих итогов.

 

В пути

Знакомой дорогою мчится мой поезд

Всё дальше и дальше в степные края.

Лежу я на полке, а вместе со мною

Бессонная спутница – память моя.

В ней нету пробелов, она не обманет,

Но только сегодня зачем она мне,

Когда моё прошлое, как на экране,

Я вижу в широком вагонном окне?

Проносятся станции и полустанки,

Мосты и станицы — я их узнаю.

Здесь сотнями рыскали чёрные танки,

Здесь смерть покушалась на юность мою,

Она, упиваясь, визжала от злости,

И чёрным был белый и яростный свет.

Друзья мои, где вы? Я еду к вам в гости,

Я еду к вам в гости, хоть вас уже нет.

Вас нет ни в Сибири, ни в тихом Полесье,

Вас нет в деревнях у родного крыльца.

Вы есть только в бронзе, вы есть только в песнях

И есть вы ещё в материнских сердцах…

Картины боёв, что с годами поблекли,

Вдруг снова мне видятся, ярко ожив,

И мне, уцелевшему в огненном пекле,

Иной раз не верится в то, что я жив….

23.02.1965

 

Столица солдатской славы

Он нехотя встал на каком-то разъезде —

Мой поезд грохочущий, скорый.

Над Волгой сверкают земные созвездья —

Огромный, неведомый город.

Вот он надвигается ближе и ближе,

Рассветы встают огневые.

Я был здесь солдатом, но нынче я вижу

Тебя, Волгоград, впервые…

Солдатские сны мои, как вы мне лгали!

Ваш город с глазами пустыми,

Когда по нему проходил я в печали,

Казался мне мертвой пустыней.

Бродя средь развалин, я звал человека,

Но крик мой смолкал бесполезный.

Татарские ханы двадцатого века

Прошли здесь ордою железной,

И будто мне слышался клекот орлиный,

И вот я опять на вокзале.

Навстречу бегут мне дома-исполины,

Проспектов зовущие дали.

Огромный, смеющийся, солнцем облитый,

Он в небо стремится упрямо.

А все, что здесь было? Асфальтом залито,

Одето в гранит и мрамор…

И где мы тут бегали с другом «Максимом»,

Где стены кромсали снаряды?

И грустно становится невыносимо,

Что нету друзей моих рядом.

Увидеться б с ними ни в пекле бомбёжек,

А в мирном и солнечном свете!

И жадно гляжу я на лица прохожих

В надежде кого-нибудь встретить.

А город ликует, цветущий, цветистый,

Сверкает дворцами своими.

Куда ни посмотришь — кругом интуристы.

И я, я горжусь по праву,

Что людям планеты всей хочется видеть

Столицу солдатской славы!

23.02.1965

 

На Мамаевом кургане

Тихо на Мамаевом кургане,

Только слышу смутно,

как во сне,

Жаворонок в утреннем тумане

Сказочку лепечет о весне.

Да ещё прерывистый и долгий

Смутный гул плывет

издалека.

Может, это «юнкерсы»

за Волгой

К городу крадутся в облаках?

Не даёт мне прошлое покоя

Возле легендарных этих мест.

Это что-то строят за рекою,

И гудят не «юнкерсы»,

а ГЭС.

Всё, что было видимой мишенью,

Городом, курганом, высотой,

Стало вдохновеньем и

свершеньем.

Стало жизнью, стало красотой.

Нам, несущим тяжкие потери,

Грезились проспекты и сады.

Но могли б мы выстоять, не веря

В торжество вот этой красоты?!

Всё сейчас бы отдал я на свете,

Думал я об этом по ночам,

Чтоб кого-нибудь из наших встретить —

Боевых друзей-однополчан.

Тихо на Мамаевом кургане,

Я смотрю, дыханье затая:

На кургане в мраморном молчанье

Воины воскресшие стоят.

И в одном из них, что помоложе,

Вижу я знакомые черты.

Звать тебя случайно не Сережей?

Неужели, друг мой, это ты!?

Тихо на Мамаевом кургане,

Только слышно смутно,

как во сне,

Жаворонок в утреннем тумане

Сказочку лепечет о весне.

23.02.1965

 

Снегурочка

Ты умирала, девочка из сказки,

Вся утопая в собственных слезах,

В объятиях весенней жгучей ласки,

С мольбою и отчаяньем в глазах.

Померкло вдруг сиянье голубое

В очах твоих, но ты была жива

И слышала с улыбкой над собою

Бессмысленные, глупые слова.

В улыбке той, исполненной печали,

Исполненной прозренья твоего,

Была любовь в самом её начале.

И вот теперь не стало ничего.

Подснежники теперь заголубели

В том месте, где ты только что была,

Сверкнули в них слезинкою капели,

И жадно пьёт их первая пчела,

И жаворонок солнечною трелью

Любовь твою, снегурочка, поёт,

Твою неувядающую прелесть

И юное бессмертие твоё!

20.03.1966

 

 

Весенние стихи

***

Могучее взяв начало

От южных горячих широт,

Стремительно и величаво

Весна по стране идёт!

Разливом Упы сверкая,

Звеня перебором скворца,

Идёт она тульским краем

И песню рождает в сердцах.

Та песня весельем объята,

Звучит, как бурливый прибой,

Над стройками химкомбината,

Над Кимовском, над Узловой.

Звучит она, как откровенье,

Как правда, проста и горда.

В ней — светлого завтра рожденье,

В ней — радость большого труда!

1.05.1965

***

Над полями дымка голубая,

Над полями с раннего утра

Гул и рёв разносит посевная

Страдная весенняя пора.

Тёплый воздух зыбится,

струится,

Полюшко кругом черным-черно.

Потные и радостные лица

Озаряет золотом зерно.

Мартовского Пленума

решенья

Всех зовут на добрые дела.

В них нашли источник

вдохновенья

Труженики тульского села.

1.05.1965

***

Мир в цвету,

В великом обновленьи,

И зловещим

Призракам войны

Не затмить

Вот этого цветенья,

Горделивой

Поступи весны!

1.05.1965

 

 

***

Поют скворцы…

И снова всё сначала:

Шум половодья,

Даль голубизны,

И снова над полями

Зазвучала

Чудесная симфония

Весны.

И тёплых дней

Берёзки поджидают.

Не терпится красавицам никак

Одеться, как девчонкам,

К Первомаю

В душистые зеленые

Шелка!

1.05.1965

***

Тёплый сегодня вечер.

Видно, зиме конец.

В новый, резной скворечник

Входит законный жилец.

Новому дому рад он

И воробьям назло,

Словно артист эстрады,

Песню поёт без слов.

II, опершись на клюшку.

Дед мой сидит на крыльце.

Нынче в пруду лягушки

Первый дают концерт.

1.05.1965

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *