Новая книга новомосковца Владимира Родионова «Так коротки года…»

Так называется новая книга нашего земляка Владимира Родионова, члена Союза писателей России, о котором мы уже не раз рассказывали в газете, в том числе и в спецвыпуске, посвященном Году литературы в России. Предлагаем вниманию читателей стихи поэта.

Родионов ДИПТИХ

А.С. Пушкину

1

 

Притрётся лысина к подушкам –

Я сны потомкам передам.

Но на Руси всё реже Пушкин,

Всё чаще – всякий Мандельштам.

 

Ведь нет у неруся ни чувства,

Ни боли – вызов и расчёт.

Во всём холодное искусство,

И стыдобы вонючий пот.

 

Сей моськой был облаян Сталин,

Шуты потешатся до сих.

Но на Руси не перестали

Ценить величия крутых.

 

Познав свою дорогу к цели,

Поймёшь заступы благодать.

Ведь наше нынче – на прицеле,

А в завтра – стёжки не видать.

 

Не нужен бой часов глухому,

Слепому лишь приснится свет,

А ПУШКИН – лечит глаукому

Ослепших душ две сотни лет.

 

IMG_20160412_2137502

О, вещий колокол надежд!

Строкой звенящей люд пробудишь.

Ты нас, обманутых, утешь.

И бей по душам. Горек кукиш.

 

Узрим по вещим образам:

Русь у разбитого корыта.

Повсюду ложь ползёт в глаза,

И душит души, что открыты.

 

Скользит с экранов и газет

Слащёной небыли отрава.

Пространство – есть. Державы – нет.

Ты где? Великая держава?

 

Где твой народ? Куда уплыл

Посыл историю творящий?

Да: ПУШКИН – был! Да: СТАЛИН – был!

Они живут и в настоящем.

 

АТЛАНТЫ

Коль не рождён, чтоб прогибаться,

С годами тень моя короче,

А путь, лишённый панибратства,

В кривых пасут оскалы волчьи

 

И зависть желчная. К чему бы?

Я нищ и гол. Крутая воля

Рвёт обескровленные губы,

В гортань судьбы тревожно воя.

 

У нас у каждого – своё,

Суровой правде на потребу,

И вороньё, и бытиё,

И даже собственное небо.

 

И, всяк из нас – живой Атлант.

Свой горизонт, в глазах качая,

В волнах событий ищет лад,

И множит свет в земной печали.

 

Пытаясь небо удержать,

И горизонт судьбы не сузить,

Живу, чтоб связей не порвать,

С природой и собой в союзе.

 

Жизнь – любовь

Много ль надо мужику,

Чтобы чтить себя любимым?

Сумрак. Ночь. И темень Крыма.

Всё сплелось в одну строку.

 

Горизонт обрезан свыше,

И внезапен, как рассвет.

Устают бежать по крышам

Сны моих давнишних лет.

 

Огляжусь, не понимая

Смысл забытого вчера.

Душу греет Узловая,

Что была ко мне добра.

 

То же небо, а просторы

Даже взглядом не объять.

Терриконы, словно горы,

Вышли в поле погулять.

 

Здесь былому не сравниться

С тем, что вызрело окрест.

Жизнь – любовь. Любовь – блудница,

Сквозь века несёт свой крест.

 

Зачем ты выжил?

Как тошно чувствовать, что ложь

В своих немыслимых оттенках,

Нас, правдолюбцев, ставит к стенке,

И пут её не разорвёшь.

 

Я обстоятельствам в глаза

Смотрю. И ничего не вижу.

И не пойму: зачем ты выжил?

Зачем я жал на тормоза

 

Твоей беды?.. И разошлись

Пути мои с твоими сразу.

И горек этот поздний разум

От сладких домыслов. Окстись.

 

А ложь так искренне твердит:

«Я и сама себе не рада.

К чему теперь любой вердикт,

Коль запоздала Ваша правда?!»

 

***

Бытиё – ни сон, ни сказка,

Ни особы высшей милость,

Жизнь, как в гоночных салазках,

О борта судьбы избилась.

 

В поворотах и изгибах,

Незаметно и беззвучно,

Время, спорое на выдох,

Дарит нам особый случай.

 

Ни восстать ни оглянутся,

Ни вспугнуть глухую тишь:

Жизнь, как смену эволюций,

На себе самом узришь.

 

Не желая, отторгая

Мысль зловещую о том,

Что до ада или рая

Путь оплачен животом.

 

Душа поёт

Тревожусь в огородине,

Топчусь лесной болотиной,

Не думая о Родине –

Я переполнен Родиной.

 

Здесь мне грехи отпущены,

И все заклятья сняты.

Здесь правит духом – сущее,

А хлеб с водою – святы.

 

И соль в коробке спичечной,

И луковица – сладки.

Не соразмерны личному

Понятью о достатке.

 

Бреду. Шуршу, как веником,

Листвой с травою вместе.

Душа поёт по Берникам,

И Мышборским предместьям.

 

Дороги заболочены.

Мхом поросло изжитое.

Домишко заколоченный

Глядит на нас с обидою.

 

Но лишь в лесу единственно

Покинут я сомненьями.

И здесь родятся истины,

Как рыжики под елями.

 

И растут небеса

Жуток правды несытый делёж,

Мчится время, края надрывая,

Под весенний грачиный галдёж,

Не понятно на что уповая.

 

А едва приоткроешь глаза,

Сквозь закрытые окна, насыщен

Льётся свет. И растут небеса,

С каждым мигом – всё выше, и выше.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *