О писателе-фронтовике Константине Симонове

Российская общественность, литературоведы, поэты и прозаики в конце прошлого года отметили 100-летие великого нашего соотечественника, писателя-фронтовика Константина  Симонова. В Новомосковске три десятилетия живёт и работает профессиональный журналист Александр Пырьев, репортёрские тропы которого в своё время проходили по республикам Средней Азии, в том числе – по Узбекистау. Там, на «второй родине» Симонова, и встретил наш земляк прославленного воина-героя фронтовых газетных публикаций.

 НЕ В СТРОКУ ЛЫКО

vlk19ikvyi (2)Биографы об этом не расскажут: не знают!

И сам я знал о Константине Михайловиче Симонове только институт­ской программой предусмотренное. Ещё наизусть — «Жди меня, и я вернусь…»

Между тем фронтовой журналист, поэт и писатель в своё время шибко не ладил с властью, за что имел «гражданский срок», который отбывал в Ташкенте. С одной из оттепелей вер­нулся Симонов в Москву, но сильно тосковал о своей второй творческой родине. Среднеазиатский цикл его произведений – тому свидетельство.

Тянула великого художника в Ташкент, в край голодностепский, не только Муза. Много там он оставил друзей, а их доро­же ничего в жизни знать не доводилось.

Это преамбула. Об этом прочитать и в чужих «толстых» воспоминаниях можно. А вот что у меня случилось.

Вызывает редактор: «Бегом, — командует, — дуй в обком! Константин Симонов приехал. В машине свободно только одно место. Так что аппарат у фотокора забери, Шура».

Шура — это я. Ну и «дунул» в обком. Часов пять «на хвос­те» у лимузина ЦК компартии Узбекистана сидели. Хлопко­вые поля смотрели с гостем, кукурузные початки шелушили, дыни с арбузами дегустировали… Две кассеты плёнки уже «отстреляны» были, когда подрулили к главку «Голодностепстроя». Как шустрый папарацци по ступенькам вперёд всех секретарей и самого писателя вбегаю: надо же из главка снимок иметь. Знал, что потом, где коньяки стоят, снимать не позволят.

Снял на лестничном марше всю шеренгу. Кассету перема­тываю. Вдруг… шлепает меня кто-то панибратски. Глаза в гору: ба, Симонов!

— Слушай, парень (пацан, в смысле!), где тут у вас отлить можно? Уссался я с ваших арбузов…

В главке-то я, как дома, показал, где искать «заведение». Закурил кумир затёртую трубку, кивнул благодарно, двинулся по коридору. С той поры «живым» я его даже со спины не видел. Обкомовс­кие инструктора вдруг на службу заторопились. А я-то твердо знал, что за стол с горкомовским секретарём да с гостем высоким им садиться все равно не велено. Субординация!

Александр ПЫРЬЕВ,

член Союза журналистов СССР (РФ),

Фото ТАСС, АПН

 

Предлагаем читателям вспомнить стихотворение Константина Симонова «Жди меня, и я вернусь», которое упоминает в тексте автор:

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *