Воспоминания ветерана из Новомосковска о военных годах

Рассказывает Любовь Максимовна Петрова (Дмитриенко), ветеран Великой Отечест­венной войны.

«Вспоминая прошлое, порой удивляешься тому, как мы смогли выжить в годы раскулачивания, в годы Великой Отечественной войны, в пос­левоенное время. Но вопреки обстоятельствам наша семья Дмитриенко не только выжила, но и вложила свой вклад в приближение Дня Победы. Но лучше обо всем по порядку.

04-28-21

В 1932 году, когда нас раскулачили, мне было пять лет. Сестре Гале 12 лет, Ивану восемь лет, Семену десять лет. Отцу, Максиму Никитичу, участнику Первой Мировой войны, Георгиевскому кавалеру, уже перевалило за сорок, чуть помоложе его была наша мама (его жена), Акулина Александровна.

Страшные мгновения раскулачивания помню до сих пор. Жили мы тогда в Репкинском районе Черниговской области в деревне Песчановка. Земля была песчаная, неплодородная, поэтому отец делал и развозил горшки, продавал их по окрестным дерев­ням. Во время посадки огорода, и его уборки соседи помогали – и по­садить, и убрать урожай.

Нас посчитали кулаками, и пошли слухи, что могут Сослать на Соловки. Ссылки все страшно боялись, убе­гали из деревень в Донбасс или на стройки. К тому же отец Максим, человек горячий, боевитый, подрался с председателем колхоза и вынужден был бежать, его заранее предупредили о ссылке. Мы долго ничего не знали о судьбе отца, где он скры­вается, и вообще, жив ли.

04-28-22И вот приходят к нам в дом шинкари, так мы их звали, которые ничего не делали, а только пили и продавали водку. Мать как раз возилась у печи, готовила борщ. Ей сообщили, что у нас отбирают дом, а всех выселяют. На плач детей и мольбы матери они не то что не обратили внимания, а даже вылили борщ, которым мать собиралась нас накормить. Разрешили только собрать вещи и побыстрее убираться. Прямо у нас на глазах комиссары стали рушить печь, ломать крышу.

Несколько месяцев мы скитались по соседям, пока не пришла весточка от отца. Скоро ушла и мать, а нас обещала забрать, как только устроится на новом месте.

Остались мы с бабкой Проськой, и еще целый год жили в не­ведении о судьбах отца и матери. Уйти было невозможно, за нами следили. Но вот как-то ночью пришли в дом незнакомые люди и через болота, топи мы отправились к железнодорожной станции. Так, где поез­дом, где пешком, где на подводах мы добрались до Москвы. Как же мы обрадовались, когда увидели встречавшего нас отца! Ну а уж путь из Москвы до тогдашних Бобриков оказался хоть и тяжелым, но радостным. Ведь нас ждала мама, теплый угол, спокойная жизнь. Так мы оказались в деревне Ильинке, где снимал квартиру отец.

Первым ушел на войну брат Семен. Его призвали в армию 15 июня, в год начала войны. Присягу принимал в Риге, ему было 19 лет. Жестокие бои начала войны, потом окружение… Так брат Семен попал в плен. Неоднократные побеги, зверские избиения. И только в 1945 году Семен был освобожден из плена. Не дожил он и до 50-ти лет, сказались побои и пытки после побегов.

04-28-23

Иван ушел на фронт в 1942 году добровольцем. Тогда в Сталиногорске остановился полковой оркестр. Вместе с этим оркест­ром Иван и попал на фронт. Хоронил погибших воинов, собирал на полях боев раненых. Играл на кларнете, баритоне, трубе. Кончи­лась война – дослуживал армию в Куйбышеве в духовом оркестре. Помнится, был у него серебряный саксофон, который он привез из Германии.

Не могу не вспомнить мужа сестры Гали Федора Деева. Они дру­жили с детства, с фронта он посылал ей фотографии и письма. Рас­писались и поженились они уже после войны.

Участвовал Федор в Курской битве. Освобождал Курск, Орел, Харьков. А День Победы встретил в Румынии и до 1949 года оста­вался служить в Красной Армии.

Все эти мои родные и дорогие люди имеют, как и большинство фронтовиков, медали, ордена.

Ну а мы с сестрой Галей после изгнания немцев из Сталиногорска были на трудовом фронте. Мне было 15 лет, когда в 1942 году я пришла на ГРЭС. Работала токарем, точили детали для снарядов. Галя была медсестрой в амбулатории, до войны она окончила ме­дицинское училище. Работали по 12 часов, ночевали часто у станка, и так до конца войны.

А День Победы для меня самый святой и радостный праздник. И не только для меня, но и для всех моих внуков и правнуков, которые свято чтут и помнят тех, кто дал им жизнь и будущее».

 

 

На снимке №1: 1947 год, семья Дмитриенко: сидят мать Акулина и отец Максим; стоят (слева направо) Галя, Иван Любовь, Семен

На снимке №2: Семен Дмитриенко, 1947 год

На снимке №3 и №4: Федор Деев (верхний ряд слева), Румыния, 1945 год

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *