Восстановление комбината после оккупации: как это было

На минувшей неделе город отмечал очередную годовщину изгнания фашистов из Сталиногорска.  О том, как жилось в то время всегда интересно слушать из уст тех, кто прошел лично все лишения и тяготы. К сожалению, таких людей остается все меньше. Вот и почетного гражданина Новомосковска Ивана Федоровича Кусакина уже нет с нами, зато сохранился очерк, написанный по его воспоминаниям. Вот что рассказывал он о  днях восстановления  химкомбината после оккупации Сталиногорска немецко-фашистскими захватчиками в  1941 году.

1326442572_kusakin_nОТДЕЛ кадров Сталиногорского химкомбината в 1942 году не отказывал никому из желающих работать на восстановлении предприятия.  Прокормиться проще, когда горячее питание гарантировано да еще буханка хлеба с собой.

Глазами живого свидетеля и участника восстановительных работ на химкомбинате выпускник ремесленного училища Кусакин оценивал ситуацию 1942 года: снег, холод, полное отсутствие отопления в цехах…

Помнил Иван Федорович кашу, которую варили с друзьями. Даже запах паленого хлеба был памятен, потому что зерно выдавали на «едоков» с элеватора поселка Маклец, горевшего в огне немецких бомбардировок. Помнил «ремеслуху». В сорок втором, говорил гость редакции (уже в 42-м!), власть нашла возможность обуть и одеть тружеников тыла: спецодежда была, шапки и рукавицы тоже были обязательными в сезон холодов.

51

С питанием было сложнее. Добычливый крестьянин жил заметно лучше. И ремесленники очень радовались, когда кто-нибудь из местных, не городских, приглашал в дом, где, естественно, «угощали». Благо, многие сельские хаты соседствовали  с проходной.

90Рабочий день был, как сейчас принято говорить, ненормированный: его непосредственный начальник Сухомесов  оставался в цехе допоздна, а утром являлся ни свет ни заря. Главного инженера Конюхова можно было застать на рабочем месте и на рассвете, и в полночный час: все смены держал на контроле этот редкий специалист. Война задавала особый режим. Такого единства трудового коллектива никогда не знал мой гость, хотя с комбинатом связана вся его жизнь.

На восстановительные работы после разрушения предприятия фашистами и вынужденного уничтожения многих цехов приходили главным образом молодые сталиногорцы – вчерашние подростки. Все тяготы ложились на их хрупкие плечи. Немного позднее полегчало. Подъехали наши же специалисты из районов  эвакуации. Военные появились: была в войну в прифронтовой зоне служба строительства и эксплуатации аэродромов.

Восстанавливали цеха зачастую по эскизам чуть ли не на промокашке школьной тетради. А случалось —  и вовсе по памяти первостроителей. Подтягивались эшелоны из Сибири со станками, прочим оборудованием. Специалист ткнет пальцем в определенное им место: «Устанавливай!». Болты, гайки, винты, муфты мальчишки по цехам ведрами собирали. Даже в этом деле что-то вроде соревнования возникло.

С пуском первых машин жить начали чуть лучше, комбинат ввел спецталоны на питание. И первое к обеду, и второе. Масло появилось и даже белый хлеб: 150 граммов.

На производстве тоже дело стало ладиться. На вредном участке всем выдали противогазы. Забота о людях возводилась во главу угла.

В горниле великого пламени закалялись характеры. Рождалось единство народа. Если ставилась задача – ее выполняли беспрекословно. Так 13 июня пускался метанол. У пуска генератора – своя дата. Для ректификации тоже срок означен. Генераторный цех по праву считался главным. И первую продукцию, говорил Иван Федорович, обязаны были выдать к январю 1943 года. Накануне — 25 декабря —  поставили колонну синтеза на подогрев. В ночь на 1 января все свершилось – вышла первая продукция. Именно в эту ночь, принято считать, во второй раз родился Сталиногорский химкомбинат.

ГОРОДСКАЯ власть и лидеры градообразующего предприятия Сталиногорска даже в годы страшной войны думали о будущем. На нашу территорию продолжали падать бомбы, когда город начал строить хлебозавод, больницу. Родильный дом стал одним из важнейших объектов. Возводилось жилье. В 1942 году был создан драмтеатр. Через год  в Тулу пошли первые автобусы, строились школы.  Удивительно, но первая в истории Сталиногорска библиотека была замыслена городскими лидерами тоже в те грозные сороковые.

Строительные субботники стали нормой для наших химиков, энергетиков, шахтеров. Вместе думали о переправе через Шат, чтобы сподручнее было принимать грузы из столицы и других городов центра России. Важнейший послевоенный объект – детский дом – тоже стал всеобщей заботой. Химики сразу взяли шефство над ребятишками и обеспечили круглым сиротам завидное содержание.

Война еще не далеко ушла, а химики создали в городе детские столовые. Для своих молодых ребят из цехов комбинат    добился создания первой в городе школы рабочей молодежи (ШРМ). Вечерний техникум для пополнения кадров (это уже 1943 год) —  тоже идея химиков.

Предприятие буквально заставляло своих молодых тружеников учиться. Кусакин цитировал  даже приказ главного инженера Коваля, где четко было расписано: какой рабочий куда пойдет осваивать знания и по какой специальности.

главному инженеру многотысячного предприятия со сложнейшей производственной структурой Конюхову было на момент назначения 28 лет! Начальником в электроцехе был 26-летний Мужичков. Пацаны из поколения нашего героя в войну взрослели много быстрее.

 

Александр Пырьев